Ядерная безопасность в Европе: принятие решений за закрытыми дверями?

NM847.4663 Граждане ЕС не хотят быть исключенными из процесса принятия решений в области атомной энергии. Но последняя встреча сторон Конвенции Эспо показала, как озабоченность продлением срока эксплуатации реакторов отодвигается на задний план.

После Фукусимской аварии могло показаться, что атомная энергия осталась в прошлом. Однако последнее Совещание сторон1 Конвенции Эспо, которая регулирует процедуру оценки воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте, прошла в нескончаемых спорах по поводу строительства новых реакторов и продления сроков эксплуатации старых. Собравшиеся в Минске 200 участников из 45 стран вели жаркие дискуссии о таких проблемных объектах, как Хинкли-Пойнт в Великобритании, Островец в Беларуси и ряд старых украинских реакторов, срок службы которых планируется продлить.2

Эта полемика во многом обусловлена отсутствием ясности в вопросе о том, как должны приниматься решения в отношении эксплуатации ядерных объектов. Правительства и граждане каких стран должны быть уведомлены и вовлечены в принятие решений по поводу такого ядерного объекта как Хинкли-Пойнт-Си? А по поводу продления срока службы старых реакторов, таких как на Южно-Украинской АЭС? Эти вопросы должны найти решение в рамках Конвенции Эспо.3

Но на самом ли деле мы решаем дилемму ядерные объекты значительное трансграничное воздействие, которое, согласно Конвенции Эспо, дает повод для инициации процедуры международных консультаций со сторонами, которые потенциально могут попасть под это воздействие? Или же мы наблюдаем политическую игру, движимую интересами проядерных государств и ядерной индустрии, которая занимается маркетингом своего товара под видом «климатически нейтрального»?

Встреча сторон Конвенции Эспо стала прискорбной демонстрацией влияния политики и ядерного лобби на решения, которые оказывают серьезное воздействие на здоровье людей и окружающую среду. Одной из важнейших задач встреч, которые проводятся раз в три года, является одобрение предварительных решений о несоблюдении, которые тщательно в течение нескольких лет подготавливаются Комитетом по осуществлению Конвенции Эспо. Эти решения, разработанные для каждого конкретного случая несоблюдения, могут иметь общее применение для сходных случаев, отражая принцип равноправного подхода. Одобрение решений вносят необходимую ясность ‒ в данном случае, ясность в отношении правил, касающихся принятия решений по объектам атомной промышленности.

К сожалению, в Минске принятию предварительно подготовленных решений помешали поданные в последнюю минуту поправки, согласованные за закрытыми дверями «координационных встреч» и «специальных рабочих групп». Представители гражданского общества, которым эта (и другие) экологическая конвенция ООН отводит особую роль, не были допущены ни к одному ключевому совещанию. В какой-то момент, незадолго до полуночи предпоследнего дня встречи, большинство участников потеряло счет параллельным заседаниям и группам.

В финале этого политического шоу было предложено слишком много поправок, чтобы успеть серьезно рассмотреть их. Принятие всех решений было отложено до чрезвычайной встречи, которая состоится когда-то в следующем году ‒ то есть именно тогда, когда ясность по поводу того, какой должна быть процедура принятия решений по старым и новым ядерным объектам, наиболее необходима. Неразбериха продолжается, снижая эффективность работы Конвенции в отношении ядерных объектов. Отброшено основное предназначение Конвенции – быть инструментом вовлечения заинтересованных сторон в процесс принятия решений с целью повышения защиты окружающей среды.

Чтобы завершить на более обнадеживающей ноте, стоит отметить три почти позитивных результата, которых удалось достичь на встрече. Во-первых, полное признание отсутствия четких правил по принятию решений относительно объектов атомной промышленности. В Минске это стало очевидным, и вопрос наконец удалось извлечь из-под ковра.

Во-вторых, делегаты и наблюдатели достигли принципиального соглашения о том, что когда государство принимает решение о ядерном проекте, оно должно уведомить потенциально затрагиваемые страны, а также о том, что возможность широкого распространения воздействия в случае серьезной аварии должна приниматься во внимание.

В-третьих, по вопросу продления срока эксплуатации старых атомных реакторов сверх проектного на встрече была создана рабочая группа, задача которой – прояснить необходимость трансграничной оценки воздействия на окружающую среду. Эта тема вызывает живой интерес у разных, большей частью европейских, государств. Выказав интерес к участию в работе группы, государства признали актуальность этой темы. И это неудивительно: Европа вступает в десятилетие, когда истекает (или нет) срок эксплуатации 93 реакторов. И не нужно быть ученым-ядерщиком, чтобы осознавать риск использования старых технологий и изношенного оборудования, тем более ядерных.

Вопросы ядерной безопасности вызывают обеспокоенность у всех и касаются всех. Мы имеем право задавать вопросы по поводу работы ядерных объектов, получать качественные ответы и требовать соблюдения строжайших мер безопасности. Все это возможно в рамках Конвенции по воздействию на окружающую среду в трансграничном контексте. Осталось только сделать так, чтобы она заработала. Международная рабочая группа, созданная в Минске, должна со всей определенностью установить, что продление срока эксплуатации атомных реакторов требует широкого межграничного вовлечения и участия общественности. Сопротивление некоторых правительств и Европейской комиссии этому логичному подходу к процессу принятия решений в области атомной энергии опасно нелогично. Если «все в порядке и безопасно», как нас уверяют, тогда почему общественное участие в принятии решений, потенциально имеющих огромное воздействие, встречает такое сильное противодействие?

Граждане Европы не хотят оказаться вычеркнутыми из процесса принятия решений. Важно возродить наше доверие к политическому руководству, которое должным образом принимало бы во внимание наши интересы, потому что там, где речь идет об атомной энергии, демократия за закрытыми дверями может иметь фатальные последствия.

Дана Марекова, Bankwatch, Словакия

Источники:

  1. http://www.unece.org/index.php?id=45098#/
  2. https://opendemocracy.net/od-russia/iryna-holovko-dana-marekova/new-life-for-ukraine-s-aging-nuclear-power-plants
  3. http://www.unece.org/env/eia/eia.html

Оригинальная публикация: Open Democracy, 3 июля 2017, www.opendemocracy.net/odrussia/danamarekova/nuclearsafetyineuropedecisionmakingbehindcloseddoors 

Дополнительная информация:

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s