Экозащита

Атомная энергетика в Европе – неуклонный спад

NM822.4554 В начале апреля Европейская комиссия (ЕК) выпустила очередной отчет по своей “Пояснительной ядерной программе» (PINC) и прилагающийся к нему административный документ.1,2 В докладе рассматриваются все аспекты гражданских ядерных программ в ЕС с акцентом на необходимые инвестиции. Периодический выпуск отчета PINC является требованием статьи 40 Договора об учреждении Европейского сообщества по атомной энергии (Евратом).

Согласно отчету, в странах ЕС за счет атомной энергии производится 27% электроэнергии – столько же, сколько и за счет возобновляемых источников энергии. В 14 государствах ЕС действуют 129 ядерных реакторов общей мощностью 120 гигаватт.

Отчет прогнозирует сокращение ядерных мощностей ЕС вплоть до 2025 года, за которым последует незначительное увеличение, но прогнозируемая на 2050 год мощность – 95-105 ГВт – будет по-прежнему ниже нынешних 120 ГВт. Доля атомной энергии в энергобалансе ЕС упадет с нынешних 27% до 17-21% в 2050 году.

Таким образом, ожидается продолжение той тенденции сокращения, которая уже сейчас существует в ЕС: со времени выхода отчета PINC 2007 года ни один реактор не был сдан в эксплуатацию, ни один реактор не начал строиться, и ни один реактор не был заказан после 3-его блока АЭС Фламанвилль в 2007 году, ни один реактор не был подсоединен к сети после 2-го блока АЭС Чернавода в Румынии в том же году, а количество действующих реакторов сократилось на 21 (или на 14%).

Проекты новых реакторов «предусмотрены» в 10 странах ЕС:

  • Четыре реактора находятся в стадии строительства в Финляндии, Франции и Словакии.
  • В процессе лицензирования находятся реакторы в Финляндии, Венгрии и Великобритании.
  • Проекты реакторов на «подготовительной стадии» находятся в Болгарии, Чехии, Литве, Польше и Румынии.

Возраст реакторов в ЕС составляет в среднем 29 лет. В отчете PINC отмечается, что без программ по продлению срока эксплуатации 90% существующих реакторов должны быть остановлены к 2030 году. Ожидается, что срок эксплуатации многих европейских реакторов будет продлен и что к 2030 году большая часть парка реакторов ЕС будет работать сверх проектного срока эксплуатации. К 2050 году ожидается ввод 80 ГВт новых мощностей, из которых две трети приходятся на долю Франции и Великобритании.

Закрытие подавляющего большинства существующих в ЕС реакторов к 2050 году не подлежит обсуждению, в то время как прогнозы относительно продления сроков эксплуатации старых реакторов и строительства новых весьма неопределенны. В отчете PINC отмечается, что «конечно, есть большой процент неопределенности в отношении прогнозируемой ядерной мощности» и что «лишь небольшая доля инвестиций» в продление сроков эксплуатации старых или строительство новых реакторов уже получила одобрение национальных властей.

Таким образом, отчет PINC в отношении продления сроков эксплуатации существующих реакторов и строительства новых во многом основан на умозрительных построениях и тем не менее прогнозирует сокращение ядерных мощностей.

Безопасность

Представленный в отчете PINC анализ гражданских ядерных программ в Европе довольно поверхностен. Он игнорирует множество вопросов, которые должен был бы касаться, и обходится обобщениями и эвфемизмами. Например, по вопросу безопасности в отчете PINC сообщается, что стандарты безопасности ядерных реакторов в ЕС «высоки», но требуют «дальнейшего усовершенствования». Также говорится, что «необходимо обеспечить скорейшее и всестороннее внедрение законодательства, принятого после аварии на Фукусимской АЭС» и что парк реакторов «стареет, и существенные инвестиции нужны в тех случаях, где государства – члены делают выбор в пользу продления срока эксплуатации некоторых реакторов (и соответствующего повышения безопасности)».

При подробном изучении чернового варианта отчета PINC парижское отделение WISE [«Всемирная служба информации по вопросам энергии», издатель «Ядерного монитора»] исправила ошибки, допущенные ЕК, и заполнила белые пятна.3 PINC поздравляет ЕС с его ролью в обеспечении принятия Венской декларации, которая обязывает стороны Конвенции по ядерной безопасности МАГАТЭ совершенствовать стандарты безопасности. WISE-Париж отмечает, что эта встреча сторон Конвенции МАГАТЭ была провалом: стороны отказались от предложенные изменений, которые сделали ли обязательной модернизацию реакторов до постфукусимских стандартов безопасности.

WISE-Париж отмечает, что отчет PINC обходит молчанием неудовлетворительные и не отвечающие требованиям планы аварийных мероприятий, а также смежный вопрос трансграничного воздействия. Например, во Франции есть несколько стареющих атомных станций, которые тревожат ее соседей.4 Люксембург предложил помощь в финансировании закрытия стареющей французской АЭС возле свой границы. Премьер-министр Люксембурга Хавьер Беттель сказал 11 апреля, что авария на АЭС Каттеном может «стереть герцогство с карты». В марте Германия потребовала закрытия старейшей французской атомной станции Фессенхайм вблизи немецкой и швейцарской границ.

В то время как отчет PINC за 2008 год рекомендовал, что «должна быть разработана логически последовательная и согласованная схема ответственности для обеспечения соизмеримого уровня защиты граждан», отчет PINC от 2016 года по поводу мер ответственности хранит молчание.

Реакторы IV поколения и малые модульные реакторы

Отчет PINC признает, что развитие концепций реакторов на быстрых нейтронах и других типов IV поколения нигде не идет быстро, но вместо того, чтобы сказать это прямо, авторы отчета говорят, что некоторые программы исследований в области IV поколения реакторов «могут уже к 2050 году значительно продвинуться».

В административном документе PINC говорится: «Полное повторное использование к настоящему времени остается долгосрочной перспективной и в принципе осуществимо только при использовании реакторов на быстрых нейтронах, которые можно оптимизировать с целью эффективного потребления плутония и урана и/или сжигать второстепенные долгоживущие актиниды. В силу ряда неясностей относительно применения этого типа реакторов, включая высокую стоимость их строительства, возможность закрытия топливного цикла данным документом не предусматривается».

В административном документе отмечается, что атомная промышленность рассматривает применение малых модульных реакторов (SMRs) начиная с 1950-х годов, но из этого мало что вышло, и в мире в стадии строительства находятся всего четыре таких реактора: три водоохлаждаемых (CAREM-25 в Аргентине, КЛТ-40С и АБВ-6М61 в России) и один газоохлаждаемый (HTR-PM в Китае). Отсутствие сертифицированного типа малого модульного реактора на рынке является, согласно административному документу, «насущной проблемой».

В административном документе говорится, что малые модульные реакторы требуют, вероятно, больше инвестиций в пересчете на киловатт-час выработки, чем крупные реакторы. В документе сухо сообщается, что заявления в поддержку экономической привлекательности малых реакторов, делающие упор на стандартизацию, эффект от накопленного опыта, распределение затрат и модуляризацию, «с трудом поддаются исчислению в силу недостатка существующих примеров».

Далее в административном документе утверждается: «В связи с утратой эффекта от роста масштабов затраты на вывод из эксплуатации и управление отходами малых модульных реакторов будет, вероятно, превышать таковые крупных реакторов (в два-три раза, как показывает ряд анализов)».

Ядерная экономика

В отчете PINC отмечается, что «новые проекты строительства испытывают значительные задержки и перерасход бюджета». Отчет касается более широких проблем ядерной экономики:

«Текущее строительство европейского реактора с водой под давлением (EPR) в Финляндии и Франции испытывают значительное превышение бюджета (более чем в три раза относительно изначального бюджета каждый). Даже будучи первыми в своем роде моделями с ожидаемо более высокой стоимостью, они также соответствуют исторической тенденции к росту затрат в ядерной промышленности. Во Франции, например, несмотря на наличие некоторых благоприятных условий, таких как централизованное принятие решений, высокий уровень стандартизации и законодательная стабильность, затраты на строительство реакторов в пересчете на мегаватт электроэнергии в 1974 году были в три раза ниже, чем стоимость строительства реакторов, подключенных к сети после 1990 года».

Но в отчете PINC эти здравые рассуждения смешаны с беспочвенными выводами:

«Некоторые новые, первые в своем роде проекты в ЕС испытывают задержки и перерасход бюджета. Будущие проекты по таким же технологиям должны извлечь пользу из приобретенного опыта и возможностей по сокращению расходов при условии реализации соответствующей политики».

WISE-Париж отмечает, что стоимость строительства новых реакторов значительно превышает цифры, содержащиеся в отчете PINC за 2007 год, согласно которому «новый ядерный блок требует инвестиций в размере от 2 до 3,5 млрд евро (для 1000 МВт и 1600 МВт соответственно)».

WISE-Париж отмечает также, что последний отчет PINC предусматривает сокращение среднего времени строительства, но исторические данные, представленные в самом отчете, показывают, что начиная с 1950-х годов среднее время строительства реактора в Европе с каждым десятилетием увеличивается.

Управление отходами и вывод из эксплуатации

Отчет PINC утверждает, что Европа «движется к фазе», где конечная часть ядерного топливного цикла – т.е. управление отходами и вывод из эксплуатации – «получит гораздо большее внимание». В отчете говорится:

«Завершающая стадия топливного цикла потребует большего внимания. Подсчитано, что к 2025 году должны быть остановлены 50 из 129 реакторов, действующих в настоящее время в ЕС. Потребуется тщательное планирование и усиленное сотрудничество между государствами – членами. Политически тонкие решения должны будут быть приняты всеми эксплуатирующими атомные станции государствами – членами ЕС в отношении геологического захоронения и долгосрочного управления радиоактивных отходов. Важно не откладывать действия и инвестиционные решения по этим вопросам».

В отчете отмечается, что опыт в области вывода АЭС из эксплуатации невелик: на октябрь 2015 года в Европе было 89 окончательно остановленных реакторов, но только три полностью выведены из эксплуатации (все три в Германии).

В отчете утверждается, что по информации, предоставленной государствами – членами ЕС, на вывод АЭС из эксплуатации и управление радиоактивными отходами потребуется 253 млрд евро (287 млрд долларов) до 2050 года: 123 млрд евро на вывод из эксплуатации и 130 млрд евро на управление отработавшим топливом и радиоактивными отходами, включая геологическое захоронение. На настоящий момент имеется примерно половина требуемой суммы ‒ 133 млрд евро.

WISE-Париж отмечает, что реальные затраты скорее всего значительно превысят предусматриваемые ЕК 253 млрд евро. Отчет PINC предлагает очень низкие оценки стоимости вывода реакторов из эксплуатации и управления отходами, а также полностью игнорирует другие ядерные установки (обогатительные, перерабатывающие и др.), такие как Селлафилд в Великобритании, Ла Аг и Маркуль во Франции. По подсчетам WISE-Париж затраты составят более 480 млрд евро (545 млрд долларов): 110 млрд евро на геологическое захоронение, 300 млрд евро на вывод реакторов и других установок из эксплуатации и 73,9 млрд евро на управление другими отходами.

WISE-Париж делает следующие выводы: «В предложенных отчетом PINC-2016 расчетах необходимых инвестиций безосновательно заниженные оценки стоимости применяются к беспочвенно завышенным прогнозам развития. Инвестиции, необходимые для строительства новых реакторов и для продления срока эксплуатации старых, занижены на треть и по меньшей мере вполовину соответственно, из чего следует, что они едва ли будут сделаны. Комиссия также, допуская ряд заниженных оценок и пропуск данных, более чем на половину занижает возможную стоимость вывода из эксплуатации и управления отходами».

Член Европейского парламента от партии зеленых Клод Тюрме (Claude Turmes) в интервью Energy Post сказал, что широкий пробел между выделенными средствами и необходимыми для вывода из эксплуатации и управления отходами средствами означает, что атомная энергетика пользуется несправедливым преимуществом, и требует расследования: «Европейская комиссия теперь обязана, согласно договору ЕС, следовать принципу «загрязнитель платит». […] Я думаю, что PINC предоставляет достаточно оснований для расследования расходования государственных субсидий. Если денег нет, то возникает вопрос, а что тогда есть?»5

Источники:

  1. European Commission, 4 April 2016, ‘Nuclear Illustrative Programme’, http://ec.europa.eu/transparency/regdoc/rep/1/2016/EN/1-2016-177-EN-F1-1.PDF
  2. European Commission, 4 April 2016, ‘Commission Staff Working Document, Accompanying the document: Communication from the Commission, Nuclear Illustrative Programme presented under Article 40 of the Euratom Treaty’, https://ec.europa.eu/energy/sites/ener/files/documents/1_EN_autre_document_travail_service_part1_v10.pdf
  3. Yves Marignac and Manon Besnard / WISE Paris, 15 March 2016, ‘PINC 2016 ‒ the Nuclear Illusory Programme’, commissioned by Greens/EFA, http://rebecca-harms.de/post/pinc-2016-the-nuclear-illusory-programme-27914 (Direct download: http://www.greens-efa.eu/fileadmin/dam/Documents/Studies/160314-WISE-Paris-PINC2016-Analysis.pdf)
  1. 12 April 2016, ‘Luxembourg offers France money to close nuclear plant’, http://en.rfi.fr/france/20160412-luxembourg-offers-france-money-close-nuclear-plant
  2. Sonja van Renssen, 19 April 2016, ‘EC expects large nuclear new-build programme despite escalating costs’, http://www.energypost.eu/eu-expects-large-nuclear-new-build-programme-despite-escalating-costs/
Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s