Чернобыль — в памяти и цифрах

NM823.4557 «Проблема последствий катастрофы не решена, – сказал президент Украины Петр Порошено на посвященной 30-летию чернобыльской аварии церемонии, состоявшейся на АЭС 26 апреля. – Они тяжелой ношей легли на плечи украинцев, и мы еще далеки от того, чтобы преодолеть их».1

«В определенном смысле Чернобыль ускорил развал Советского союза, способствовав возникновению протестного и антиимпериалистического движений в Украине и на шаг приблизив нашу независимость. В то же время, он создал сильный страх перед атомной энергией и антиядерные настроения», – продолжил президент.1

Затем Порошенко посетил поминальную службу в Славутиче, который был построен для размещения людей, эвакуированных из Припяти – города работников Чернобыльской АЭС и их семей.

Во время церемонии в Киеве, перед тем как отправиться в Чернобыль, Порошенко отметил, что ядерная катастрофа была для Украины крупнейшим испытанием между нацистской оккупации во время Второй мировой войны и нынешним конфликтом в восточной Украине. «В то время, когда еще нужны колоссальные ресурсы для преодоления последствий чернобыльской катастрофы, когда крайне необходимы большие средства на социальную поддержку ликвидаторов и пострадавших, мы должны тратить на оборону и безопасность чуть ли не пятую часть расходов нашего бюджета», – отметил он.2

Накануне чернобыльской годовщины Припять посетили некоторые бывшие ее жители. «Я еле нашла свою квартиру – сейчас там лес, деревья растут сквозь асфальт, на крышах. Все комнаты пустые, окна выбиты, все разрушено», – сказала Зоя Перевозченко.3

На состоявшейся в их честь церемонии в Киеве некоторые бывшие ликвидаторы говорили об этом тяжелом испытании. «У меня болит душа, когда я думаю о тех днях, – сказал 56-летний Дмитрий Михайлов – ему довелось быть в составе команды, отправленной эвакуировать деревню, жители который ничего не знали об аварии. – Они не понимали, что происходит. Я хотел бы знать, где и как они теперь они. Я просто не могу забыть их».4

В Минске более 1000 людей вышли на ежегодную акцию “Чернобыльский путь». «Чернобыль продолжается сегодня, наши родные и друзья умирают от рака», — сказал участник акции, 21-летний Андрей Островцов.4

Украинское правительство сократило льготы чернобыльцам, и многие чувствуют себя преданными своей собственной страной. «Я отправился туда, когда все оттуда бежали. Мы шли прямо в пекло, – рассказал один из ликвидаторов Николай Блудчий, прибывший на ЧАЭС 5 мая 1986 года. – А сегодня все забыто. Это позор».4

Во сколько обошлась Чернобыльская авария?

В докладе Международного Зеленого креста профессоры Джонатан Сэмет (Jonathan Samet) и Джоан Сео (Joann Seo) из  Школы медицины Кека при Университете Южной Калифорнии выполнили почти невыполнимую миссию по вычислению цены Чернобыльской аварии.5

Авторы отмечают, что некоторые издержки очевидны (даже если точные цифры недоступны или оценки широко варьируются), в том числе стоимость управления последствиями: вывода блока из эксплуатации, дезактивация прилегающих территорий, разрушение и утрата собственности, например сельскохозяйственной продукции, перемещение тысяч людей, замещение электроснабжения. Другие виды затрат менее очевидны и труднее поддаются исчислению: утрата экономических возможностей, переселение, долгосрочные нейропсихологические последствия.

Социальные последствия (такие как преступность, насилие, самоубийства) трудно идентифицировать и еще труднее подсчитать. Особенно сложно подсчитать стоимость преждевременной смертности, инвалидности и ухудшения здоровья.

В качестве примера Сэмет и Сео использовали оценку стоимости риска смертности от радиационного излучения, используемую Комиссией по ядерному регулированию США (NRC). Комиссия умножает стоимость статистической жизни (в настоящее время оцениваемой в 9 млн долларов) на номинальный коэффициент риска (5,7 x 10-4 на человеко-бэр), что дает в результате 5100 долларов на человеко-бэр (или 510 долларов на человеко-миллизиверт). Если бы цифры не корректировались с зависимости от уровня инфляции, ценность наших жизней постоянно сокращалась бы. А за пределами США стоимость человеческой жизни колеблется в зависимости от валютного курса!

Авторы очертили круг различных источников издержек, кратко- и долгосрочных, прямых и косвенных. Несмотря на многочисленные неопределенности, они определили, во сколько обошлась Чернобыльская авария – 700 млрд долларов (607 млрд евро) за минувшие 30 лет.

Сэмет и Сео пишут:

«Можно сделать несколько общих комментариев относительно издержек по основной категории на основании имеющихся данных. Во-первых, несмотря на неточности, сведенная в таблицы информация ясно показывает, что косвенные и долгосрочные затраты намного превышают непосредственные и прямые. Наибольшую долю непрямых составляют затраты, связанные со здоровьем, особенно когда принимается во внимание долгосрочный период, на протяжении которого эти затраты проявляются, – полная протяженность жизни тех, кто подвергся облучению, и, возможно, следующих поколений».

«Во-вторых, хотя стоимость дезактивации и содержания реактора являются наиболее определенными и вещественными, они значительно ниже непрямых издержек. В-третьих, простое умножение некоторых оценок на 30-летний срок, прошедший со времени катастрофы, ведет к заметному их увеличению».

«В Беларуси существует национальная оценка стоимости Чернобыльской аварии за период 1986-2015 гг. в виде «общей суммы ущерба», которая составляет 235 млрд долларов. В Украине «общий экономический ущерб» за 25 лет оценивается в 198 млрд долларов. Если увеличить срок до 30 лет, сумма составит 240 млрд долларов, что сопоставимо с оценкой для Беларуси».

«В нашей оценке, представленной в отчете 2013 года, количество населения, «подвергшегося» в относительно широком смысле воздействию радиации и аварии, составляет 10 миллионов человек, примерно по трети из России, Украины и Беларуси. Таким образом, троекратное увеличение оценки ущерба Украины или Беларуси за 30-летний период, чтобы охватить все подвергшееся воздействию населению, даст в результате около 700 млрд долларов общих издержек на течение 30-летнего периода, при условии, что аналогичные оценки применимы к России. Эта оценка построена на ряде допущений и должна рассматриваться как неточная, но она основана на официальных данных правительств».

«Однако, несмотря на неизбежную неточность, сумма велика, и, по всем существующим оценкам, составляет сотни миллиардов. Конечно, эта сумма будет продолжать расти, отражая необходимость содержать станцию и изъятые из обращения земли и продолжительные последствия для здоровья».

На пути к постъядерной Украине

Ян Хаверкамп (Jan Haverkamp) из Гринпис и Ирина Головко из Национального экологического центра Украины (НЭЦУ) опубликовали анализ энергетической политики Украины и соседних стран.6 Они резюмируют:

«Спустя 30 лет после крупнейшей в мире ядерной катастрофы на Чернобыльской АЭС люди часто удивляются, что обеспечение электроэнергией в Украине до сих пор серьезно зависит от стареющих атомных реакторов. Беларусь, Россия и Украина продолжают ежедневно сталкиваться с чернобыльской травмой так в лице человеческой трагедии, так и в виде экономических потерь.

Можно было бы ожидать, чтобы правительства этих стран отказались от атомной энергии и, в свете новостей климатической науки, также от ископаемого топлива. Но Россия продолжает продвигать атомную энергетику, а Беларусь пытается завести себе АЭС. Беларусь и Украина сохраняют сильную зависимость от российских ядерных технологий, топлива, газа, нефти и угля – и эта проблема лишь усугубилась в связи с конфликтом в Донбассе.

Украина могла бы полностью удовлетворить потребность в энергии в 2050 году с помощью ветра, солнца, воды и сокращения потребления первичной энергии на 32%. Движение в сторону чистых возобновляемых источников энергии (ветра, воды, солнца, биомассы, геотермики) кажется логичным шагом, особенно принимая во внимание потенциальное сокращение расходов в области здравоохранения и увеличение энергетической независимости. Здесь, в странах, в наибольшей степени пострадавших от чернобыльской аварии, экономические реалии делают переход к чистой энергетике неизбежным: старая централизованная энергетическая система медленно но верно умирает, и осознание этого растет».

 

Источники:

  1. http://www.abc.net.au/news/2016-04-27/chernobyl-disaster-ukrainians-remember-victims-30-years-on/7361490
  2. http://www.bbc.com/news/world-europe-36136286
  3. http://www.theguardian.com/environment/2016/apr/26/chernobyl-nuclear-disaster-ukraine-marks-30th-anniversary
  4. http://www.dailymail.co.uk/wires/ap/article-3559169/Ukraine-marks-30-years-1986-Chernobyl-nuclear-disaster.html
  5. Jonathan Samet, Joann Seo, 2016, ‘The Financial Costs of the Chernobyl Nuclear Power Plant Disaster: A Review of the Literature’, http://www.greencross.ch/uploads/media/2016_chernobyl_costs_report.pdf
  6. Jan Haverkamp, Iryna Holovko, 25/04/2016, ‘Towards a post-nuclear Ukraine’, https://www.opendemocracy.net/od-russia/jan-haverkamp-iryna-holovko/towards-post-nuclear-ukraine

 

Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s