A handout photo shows damage at Tokyo Electric Power Co. Fukushima Daiichi Nuclear Power Plant in northern Japan March 17, 2011. 

Photo by Tokyo Electric Power Co./Handout

Перезапуск реакторов в Японии

 

NM827.4571 По данным Всемирной ядерной ассоциации (WNA), в Японии находятся 43 «работоспособных» реактора (МАГАТЭ называет их «действующими»), 3 реактора в стадии строительства, 9 «заказанных или запланированных» и 3 «предлагаемых» реактора.1 Если судить по количеству, может показаться, что японская атомная промышленность наконец встает с колен после Фукусимской аварии, однако это совсем не так.

Прежде чем перейти к нынешним проблемам отрасли, обратимся к историческому контексту из «Отчета о состоянии мировой атомной промышленности» 2016 года2:

«17 лет прошло с тех  пор, как выработка атомной энергии в Японии достигла рекордных 313 ТВт-ч в 1998 году. Резкий спад в 2002-2003 гг. – почти на 30% — был обусловлен временным закрытием всех 17 реакторов компании TEPCO(Токийская электроэнергетическая компания) ‒ семи энергоблоков на АЭС Касивадзаки Карива, шести на АЭС Фукусима Дайичи и четырех на АЭС Фукусима Дайни. Закрытие последовало за признанием TEPCO в том, что ее сотрудники преднамеренно фальсифицировали данные, предназначенные для отчетов по проверкам соблюдения требований техники безопасности. В 2003 году TEPCO удалось возобновить эксплуатацию пяти из своих реакторов».

«Дальнейший заметный спад в выработке электроэнергии в 2007 году был связан с тем, что срок остановки семи реакторов АЭС Касивадзаки Карива общей мощностью 8 ГВт был продлен после землетрясения, произошедшего в префектуре Ниигата в 2007 году. TEPCOдобивалась перезапуска реакторов Касивадзаки Карива, когда случилось землетрясение в Фукусиме».

В 2010 году доля атомной энергии в общем объеме выработанной электроэнергии в Японии сократилась с 36% в 1998 году до 29%, но планировалось увеличить ее до 50%.3 Однако после аварии на Фукусимской АЭС все реакторы страны были остановлены. С сентября 2013 года по август 2015 года ни одна лампочка в Японии не зажглась от атомной энергии.

До Фукусимской катастрофы в Японии было 55 работоспособных реакторов (включая злополучный реактор на быстрых нейтронах Монжу). Кроме шести энергоблоков Фукусима Дайичи были отключены еще шесть реакторов ‒ все меньше мощности (<559 МВт) и все с заканчивающимся сроком эксплуатации (введены в строй между 1969 и 1977 годами): 1-й и 2-й энергоблоки АЭС Михама, 1-й энергоблок АЭС Генкай, 1-й энергоблок АЭС Иката, 1-й энергоблок АЭС Цуруга и 1-й энергоблок АЭС Симанэ.

Итак, теперь у Японии есть 43 «работоспособных» или «действующих» реактора, и несложно определить те, у которых небольшие перспективы – или совсем никаких – на перезапуск, как у четырех энергоблоков Фукусима Дайни (или Монжу, если на то пошло).

Два реактора на АЭС Сендай в префектуре Кагошима были запущены вновь в августе и котябре 2015 года соответственно. И это все – только два из 43 японских «работоспособных» или «действующих» реакторов на самом деле действуют в настоящее время. Более того, антиатомный кандидат Сатоси Митадзоно был избран губернатором Кагошимы в июле 2016 года и заявил о том, что будет стремиться к закрытию двух реакторов станции Сендай: он может предотвратить их возвращение в строй после того, как они будут остановлены с целью проведения проверок позднее в этом году.4

По состоянию на 1 июля 2016 года 11 предприятий подали в Агентство по ядерному регулированию Японии (NRA) заявки на оценку безопасности общим числом 26 реакторов, и в отношении семи их них проверка была завершена. Какие бы препоны не создавало на своем пути само агентство, есть и другие препятствия: инициированные гражданами судебные разбирательства, местная политическая и общественная оппозиция, экономические факторы, в частности сомнительная экономическая эффективность крупных инвестиций в модернизацию и повторный запуск стареющих реакторов, а также последствия дерегулирования и активизировавшейся конкуренции на рынке электроэнергии.2

Можно лишь гадать о том, какое количество реакторов будет запущено вновь, но процесс будет затягиваться все больше: единственным твердым кандидатом на перезапуск в этом году был 3-й энергоблок АЭС Иката на острове Сикоку. Реактор перезапущен в середине августа, выход на промышленную эксплуатацию планируется на сентябрь.

Энергетическая политика

Существующая энергетическая политика предусматривает увеличение доли атомной энергии в производстве электричества до 22‒24% к 2030 году. Это составляет менее половины того плана будущего ядерного роста (50%), который существовал до Фукусимской аварии, и значительно уступает показателю 2010 года (29%). В настоящее время атомная энергия ‒ два реактора АЭС Сендай ‒ составляет менее 1%.

Чтобы достичь 20‒22%, было бы необходимо задействовать примерно 35 реакторов к 2030 году, что кажется крайне маловероятным.5

За время, прошедшее после Фукусимской катастрофы, выросло использование как ископаемых видов топлива, так и возобновляемых источников энергии, а рост энергоэффективности существенно сократил их задачу: в 2015 году потребление электроэнергии в стране было на 12 процентов меньше, чем в 2010 году.2

«Отчет о состоянии мировой атомной промышленности» комментирует энергетическую политику Японии следующим образом2:

«Японские предприятия электроснабжения настаивают на праве, а правительство его предоставляет и укрепляет, отказываться от более дешевой возобновляемой энергии, якобы из-за опасений о стабильности энергосети ‒ что маловероятно, с учетом крайне малой, по сравнению с некоторыми европейскими странами, доли ВИЭ в энергобалансе,  ‒ а на самом деле скореедля того, чтобы пресечь конкуренцию. Предприятия продолжают также прилагать напряженные усилия к тому, чтобы в результате неизбежной либерализации монополизированной, вертикально структурированной энергетической системы Японии их устаревшим электростанциям не пришлось участвовать в реальной конкуренции».

«Способность существующих атомных станций в Японии, в случае их повторного запуска, конкурировать с современными возобновляемыми источниками энергии (в то время как в США и Европе многие уже не способны), неясна, потому что эксплуатационные расходы атомной энергетики непрозрачны. Однако то, что энергетические компании почти полностью подавили развитие ветроэнергетики в Японии, свидетельствует об их обеспокоенности этим вопросом. По мере того, как ВИЭ продолжат дешеветь и распространяться, очень высокие цены на электроэнергию в Японии будут подталкивать потребителей к самостоятельному производству и хранению энергии, а также к отсоединению от сети, как это происходит, например, на Гавайях ив Австралии».

Проблемы безопасности: АЭС Такахама

История перезапуска 3-го и 4-го энергоблоков АЭС Такахама в префектуре Фукуи указывает на более широкие проблемы, стоящие перед атомной промышленностью.6 Компания KEPCO впервые обратилась в Агентство по ядерному регулированию за разрешением на повторный запуск реакторов в июле 2013 года. В феврале 2015 года агентство выдало компании разрешение на проведение необходимой модернизации систем безопасности. Перезапуск был задержан из-за судебного запрета, наложенного судом района Фукуи в апреле 2015 года, но в декабре 2015 года это решение было отменено.

3-1 энергоблок Такахама был вновь запущен в конце 2016 года, и TEPCO занималась решением технических проблем, препятствующих перезапуску 4-го реактора, когда районный суд города Оцу в соседней префектуре Сига постановил 9 марта 2016 года, что в ответ на поданное от имени 29 граждан ходатайство реакторы должны быть остановлены. Суд заключил, что различные вопросы безопасности не продуманы достаточно тщательно, выразил недоверие в отношении способности электростанции противостоять цунами и подверг сомнению аварийные и эвакуационные планы.7,8

Общественность и НПО также выказывали сомнение относительно произвольных цифр, использованных компанией в анализе эксплуатационной и противопожарной безопасности.6

2 февраля 2016 года журнал NuclearEngineeringInternational сообщал: «Хотя на бумаге планы эвакуации некоторых жителей Фукуи в префектуры Хиого, Киото и Токусима существуют, у многих муниципалитетов нет детальных планов по принятию переселенцев. Губернатор Киото Кейджи Ямада, ссылаясь на обеспокоенность связанными с эвакуацией проблемами, отметил, что, по его мнению, соответствующего согласия со стороны местных властей и населения получено не было. Губернатор префектуры Сига Таизо Миказуки указал, что проектирование с учётом аварийных ситуаций не было проведено в достаточном объеме».9

12 июля районный суд Оцу отклонил апелляцию компании KEPCO и оставил в силе судебный запрет на перезапуск 3-го и 4-го реакторов Такахама.10 KEPCO планирует подавать апелляцию на это решение в Верховный суд Осаки.

Тем временем KEPCO раздумывает, имеет ли смысл вкладывать средства в модернизацию, необходимую для повторного запуска 1-го и 2-го энергоблоков АЭС Такахама. NRA выдало разрешение на продление срока эксплуатации этих двух реакторов (подключенных к сети в 1974 и 1975 гг. соответственно) на 20 лет, но гражданские активисты обратились в суд, чтобы не допустить их возвращения в строй.11

Проблемы безопасности: более широкий взгляд

Несмотря на повышение, вследствие Фукусимской аварии, стандартов безопасности и регулятивных норм, серьезные проблемы остались. Бесчисленные опасения выражают общественность и НПО12, но голос критики раздается и с другой стороны. Когда Агентство по ядерному регулированию одобрило продление срока эксплуатации двух реакторов АЭС Такахама, нарушил свое молчание бывший член совета агентства, заявивший, что  «чувство критического момента» для безопасности вынудило его высказаться публично и призвать уделять больше внимания рискам, связанным с землетрясениями. Кунихико Симадзаки, член совета NRA в 2012-2014 гг., сказал: «Я не могу оставаться в стороне, ничего не делая. Мы можем получить еще одну трагедию…»13

Профессор Ёсиока Хитоси из Университета Кюсю, который входил в состав правительственной комиссии по расследованию аварии на АЭС Фукусима в 2011-2012 гг., заявил в октябре 2015 года:14

«К сожалению, новый регулятивный режим […]не в состоянии обеспечить безопасность атомных энергетических объектов в Японии. Первая проблема состоит в том, что новые стандарты безопасности, на которых должны основываться контроль и проверка объектов, попросту слишком нестрогие. Хотя новые правила действительно основаны на международных стандартах, международные стандарты, в свою очередь, предопределены статус-кво. Ониустановлены таким образом, чтобы им было в состоянии соответствовать большинство уже эксплуатируемых станций. По сути, NRAсделало так, чтобы все существующие японские реакторы смогли соответствовать новым стандартам с помощью доступных поэтапных модификаций – иными словами, путем подгонки по частям».

В начале 2016 года Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) вынесло в отношении Агентства по атомному регулированию Японии (NRA) следующие (среди прочих) рекомендации15:

  • Привлечь компетентный и опытный штат, а также развить компетенции в отношении ядерной и радиационной безопасности.
  • Внести изменения в соответствующее законодательство, которые позволят NRA повысить эффективность проводимых агентством инспекций. Программа инспекционной проверки NRA «требует существенного усовершенствования в определенных областях. Инспекторы NRA должны обладать законным правом свободного доступа на любой объект в любое время. Процесс принятия решения по инициации реагирующей проверки должен быть укорочен».
  • Усилить продвижение культуры безопасности, в том числе поощрять обсуждение проблем и высказывание сомнений.
  • Дать больший приоритет надзору за внедрением мер радиационной защиты.
  • Разработать требования и руководство по аварийной готовности и реагированию в отношении источников радиации.

Далее МАГАТЭ отмечает, что агентство не обеспечивает должного принуждения к выполнению своих требований:

«У NRA нет в наличии ясной, изложенной в письменном виде политики принуждения к выполнению своих требований. Отсутствует задокументированный процесс по определению уровня санкций. Инспекторы NRAне уполномочены применять корректирующее воздействие в случаях, способных иметь важные последствия для безопасности. Они обязаны во всем полагаться на главное управление NRA. […] Процесс принуждения к выполнению требований NRAфрагментирован и частично не снабжен документацией. NRAнеобходимо создать официальную «Политику принуждения к выполнению требований», которая будет устанавливать четкий порядок таких действий, как оценка уровня несоответствия, санкции по различным уровням несоответствия, процесс издания распоряжений, а также предполагаемых действий инспекторов NRA в случае возникновения серьезных проблем для безопасности».

Улучшения?

Правительство и промышленность утверждают, что теперь стандарты безопасности и регулятивные нормы в Японии отвечают требованиям. Председатель NRA Суничи Танака заявляет, что японские регулятивные стандарты ‒ «строжайшие в мире».16

Но стандарты безопасности и регулятивные нормы Японии не строги. Происходят улучшения ‒ такие, как действия NRA в ответ на отчет МАГАТЭ и сообщения о том, что законодательство будет пересмотрено с целью предоставления возможности незапланированных инспекций на атомные объекты.13 Но улучшения медленны, поэтапны и частичны, и есть силы, действующие в противоположном направлении. По сообщению Associated Press, законодательство в области атомной энергии будет пересмотрено в 2017 году, но изменения не вступят в силу до 2020 года.17

В 2012 году тогдашний премьер-министр Ёсихико Нода говорил, что продление срока эксплуатации реактора более 40 лет должно предназначаться «лишь для исключительных случаев». Продление срока рассматривались как чрезвычайная мера на случай возможной нехватки энергии. Но оно были одобрено в отсутствие нехватки энергии, и могут последовать разрешения на продление срока эксплуатации и других реакторов.18

Если исходить из истории японской атомной промышленности, стандарты безопасности и регулятивные нормы, уже дефектные, со временем еще ослабнут. Основные элементы японской коррумпированной «атомной деревни» вернули себе контроль всего через несколько лет после Фукусимской трагедии.19 Добавьте к этому стареющие реакторы, серьезные экономические трудности и напряженную конкуренцию между энергетическими предприятиями, и у вас будут все причины беспокоиться по поводу ядерной безопасности в Японии.

Томас Кобергер (Tomas Kåberger), профессор Технического университета Чалмерса в Швеции, специалист в области промышленной энергетической политики, в предисловии к последнему выпуску «Отчета о состоянии мировой атомной промышленности» отметил2:

«В условиях экономического стресса атомная промышленность может стать еще более опасной отраслью. Владельцы делают все, что могут, для сокращения эксплуатационных затрат, чтобы избежать экономических потерь. Сокращают штат, сокращают обслуживание объектов, сокращают любой текущий контроль и проверки, каких можно избежать. Пока будет существовать декларация «безопасности превыше всего» и требования надзорных органов, всегда будет существовать конфликт, и сужение границ безопасности может на деле оказаться ошибкой».

 

Джим Грин (JimGreen), редактор «Ядерного монитора»

 

Источники:

  1. WNA, 1 July 2016, ‘World Nuclear Power Reactors & Uranium Requirements’, http://www.world-nuclear.org/information-library/facts-and-figures/world-nuclear-power-reactors-and-uranium-requireme.aspx
  2. Mycle Schneider, Antony Froggatt et al., 2016, World Nuclear Industry Status Report 2016, http://www.worldnuclearreport.org or direct download: http://www.worldnuclearreport.org/IMG/pdf/20160713MSC-WNISR2016V2-HR.pdf
  3. METI, June 2010, «The Strategic Energy Plan of Japan — Meeting global challenges and securing energy futures».
  4. Will Davis, 13 July 2016, ‘Who is qualified to determine nuclear plant safety?’, http://ansnuclearcafe.org/2016/07/13/who-is-qualified-to-determine-nuclear-plant-safety/
  5. Naoki Asanuma, 17 March 2016, ‘Japan’s nuclear energy policy remains in disarray after court ruling’, http://asia.nikkei.com/magazine/20160317-THE-LAST-MILE/Politics-Economy/Japan-s-nuclear-energy-policy-remains-in-disarray-after-court-ruling
  6. 11 Feb 2016, ‘Third reactor restart in Japan’, Nuclear Monitor #818, http://www.wiseinternational.org/nuclear-monitor/818/third-reactor-restart-japan
  7. Naoki Asanuma, 17 March 2016, ‘Japan’s nuclear energy policy remains in disarray after court ruling’, http://asia.nikkei.com/magazine/20160317-THE-LAST-MILE/Politics-Economy/Japan-s-nuclear-energy-policy-remains-in-disarray-after-court-ruling
  8. Eric Johnston, 9 March 2016, ‘Court issues surprise injunction to halt Takahama nuclear reactors’, http://www.japantimes.co.jp/news/2016/03/09/national/court-issues-surprise-injunction-halt-takahama-nuclear-reactors/
  9. Nuclear Engineering International, 2 Feb 2016, ‘Japan’s Takahama 3 begins power generation’, http://www.neimagazine.com/news/newsjapans-takahama-3-begins-power-generation-4799169
  10. Reuters, 12 July 2016, ‘Japan court upholds injunction to halt reactors – Kyodo’, http://www.dailymail.co.uk/wires/reuters/article-3685827/Japan-court-upholds-injunction-halt-reactors-Kyodo.html
  11. CNIC, 31 May 2016, ‘Suit filed to prohibit operation of Takahama reactors beyond 40 years’, http://www.cnic.jp/english/?p=3422
  12. See for example Justin McKeating, 14 Dec, 2015, ‘Japan’s nuclear watchdog isn’t policing its own safety standards’, http://www.greenpeace.org/international/en/news/Blogs/nuclear-reaction/Japan-Nuclear-Regulation-Authority-Nuclear-and-Industrial-Safety-Agency/blog/55106/
  13. Aaron Sheldrick / Reuters, 1 July 2016, ‘As Japan re-embraces nuclear power, safety warnings persist’, http://www.reuters.com/article/us-japan-nuclear-regulation-idUSKCN0ZH4B3
  14. Yoshioka Hitoshi, 23 Oct 2015, ‘Time to Stop Nursing the Nuclear Power Industry’, http://www.nippon.com/en/currents/d00200/
  15. IAEA Department of Nuclear Safety and Security, 2016, «Integrated Regulatory Review Service (IRRS) Mission to Japan», http://www.nsr.go.jp/data/000148261.pdf
  16. JAIF, 22 April 2015, ‘Kansai EP Appeals Court Decision Prohibiting Restarts of Takahama NPPs’, http://www.jaif.or.jp/en/kansai-ep-appeals-court-decision-prohibiting-restarts-of-takahama-npps
  17. Mari Yamaguchi / AP, 25 April 2016, ‘Japan to raise nuke safety check competency per IAEA review’, http://bigstory.ap.org/article/245fb356359647a88989e597fcc15938/japan-raise-nuke-safety-check-competency-iaea-review
  18. Masanobu Higashiyama, 21 June 2016, ‘INSIGHT: 40-year safety principle erodes in pro-nuclear lobbying’, http://www.asahi.com/ajw/articles/AJ201606210073.html
  19. 19 March 2015, ‘Japan’s ‘nuclear village’ reasserting control’, Nuclear Monitor #800, http://www.wiseinternational.org/nuclear-monitor/800/japans-nuclear-village-reasserting-control
Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s