Уран – худший ископаемый товар года

NM828.4575 Как «Ядерный монитор» уже отмечал в мае, цена на уран достигла рекордно низкого уровня за последние 11 лет – 26 долларов за фунт закиси-окиси урана (ЗОУ, U3O8).1 С тех пор цена снизилась еще и в конце июля — до 25 долларов.

Уран был, по данным Macquarie Bank2, самым успешным ископаемым товаром 2015 года: цена на него крепко держалась на месте, хотя и на низком уровне, в то время как цены на другие предметы потребления падали. Но то было тогда. Как сообщило 8 июня агентство Bloomberg, из 80 отслеживаемых агентством предметов потребления только один – квоты на выбросы парниковых газов ‒ показал себя в этом году хуже, чем уран.3 С начала 2016 года цена на уран при оплате наличными упала больше чем на 20%.4

В опубликованной 31 июля статье в Wall Street Journal ситуация описывается следующим образом:5

«Цена на уран упала до 25 долларов за фунт, достигнув самого низкого уровня с апреля 2005 года, согласно данным фирмы Ux Consulting Co.,занимающейся исследованием рынка ядерного топлива. Ценность топлива упала на 27% с начала текущего года и составляет крупицу от 136 долларов за фунт – по такой цене уран продавался на своем пике в 2007 году. В нынешнем году уран – наименее экономически эффективный ископаемый предмет потребления.

Здесь есть о чем волноваться. В США, где рынок наводнен дешевым природным газом, атомные реакторы закрываются. Несколько лет назад Франция заявила, что начинает сокращать свою зависимость от атомной энергии. Китай, планирующий расширение своего парка атомных реакторов, накопил запасы урана, которых может хватить больше чем на десятилетие.

В Японии долгожданного возрождения не произошло. Катастрофа, произошедшая в 2011 году на АЭС Фукусима Дайичи, вызвала волну протестов и закрытие 50 с лишним реакторов в Японии и бросила пятно на использование урана во всем мире. Правительство планировало перезапуск более чем 30 реакторов к 2030 году, и аналитики полагали, что десять из них вернется в строй к 2017 году. Сейчас же неясно, продолжится ли эксплуатация тех двух реакторов, которые были запущены, и будут ли когда-либо запущены десятки простаивающих других».

В апреле Ник Картер из Ux Consulting говорил, что цена на уран при оплате наличными может остаться в пределах 30 с небольшим долларов за фунт «на довольно продолжительное время», потому что, как ожидается, предложение будет превышать спрос на 25‒30 миллионов фунтов U3O8 ежегодно с 2016-го 2019 год. Картер не предвидит на рынке дефицита предложения до «конца 2020-х годов».6

Wall Street Journal цитирует вице-президента Ux Consulting Джонатана Хинце, сказавшего, что избыток урана в мире нарастает: предложение составляет около 200 миллионов фунтов оксида урана в год, а потребление – 170 миллионов фунтов в год.5

Запасы накопленного урана выросли, по словам Хинце, почти с нуля перед Фукусимской аварией до более 1,4 миллиарда фунтов ныне.5 Только этих запасов хватит на то, чтобы все атомные реакторы мира могли работать на протяжении 8,3 года. Запасов, накопленных Китаем и составляющих около 300 миллионов фунтов5, достаточно для обеспечения существующего парка реакторов страны примерно на 20 лет работы.

Аналитики банка Macquarie отмечают, что «все труднее видеть, что может теперь повысить материальную ценность урана».5 В финансовом конгломерате UBS считают, что изменения на рынке могут откладываться на годы в связи с медленным процессом перезапуска реакторов в Японии и низким темпом расширения атомной энергетики в мире.7 UBS недавно пересмотрел свой прогноз цен на уран, и все исправления – в сторону уменьшения. Для 2016 года теперь прогнозируется 30 долларов за фунт вместо 37, для 2017 года новый прогноз составляет 32 доллара за фунт вместо 55, для 2018 года 42 доллара за фунт вместо 60, для 2019 года 55 долларов за фунт вместо 60.

Раскаяние продавца

Товарный аналитик Дональд Левит отмечает, что предельные затраты производства составляют примерно 30 долларов за фунт, выше нынешней цены на сделки при оплате наличными, и потому «многие добытчики урана в настоящее время находятся ниже ватерлинии».7

Обычно производители урана продают свою продукцию по долгосрочным контрактам, а не на рынке наличного товара, который составляет всего 20% всего рынка. Однако аналитик Саймон Тонкин из Patersons Securities считает, что ряд производителей вынужден сейчас продавать на рынке наличного товара, чтобы улучшить свои денежные позиции.4

По мнению аналитика и инвестора Марин Катуса продавцы урана испытывают синдром «раскаяния продавца»: «Я говорила со многими производителями, которые хотели бы не истощать свои месторождения, но они находятся в таком положении, что вынуждены это делать. Может быть, потому, что они подписали контракты, чтобы получить финансирование на свои проекты по производству и не могут поступать иначе, или потому, что владеют традиционными шахтами, на которых сокращение рабочей силы экономически нецелесообразно. […] Они знают, что истощают свои лучшие ресурсы в условиях низких цен. Им это не нравится, но они не могут ничего с этим поделать. Вот что я называю “раскаянием продавца”».8

Переизбыток всюду

Перепроизводство касается сектора обогащения урана в той же степени, что и сектора добычи урана. Котировальное агентство Platts в апреле 2016 года отмечало:6

«Усугубляют ситуацию с предложением компании по обогащению урана, которые, по словам Рутэнн Нили, старшего вице-президента по обогащению и старшего советника UxC, используют свои дополнительные обогатительные мощности для того, чтобы ежегодно поставлять на рынок около 15 миллионов фунтов эквивалента U3O8, сокращая объемы своих производственных отходов.

Когда обогатительные предприятия способны производить больше, чем того требует спрос, они могут использовать меньше урана для производства того же количества конечного обогащенного уранового продукта [ОУП] и продавать излишек урана обратно на рынок. По подсчетам Нили, существует «более 60 миллионов ЕРР [единиц работы разделения] в наличных запасах излишков» в форме ОУП, который может быть продан на рынке. Материала ОУП так много, что трудно найти площади для хранения, говорит она. С учетом современного уровня потребления наличные запасы, по ее словам, будут израсходованы только к 2028 году».

Казахстан – в ожидании неизбежного

Перезапуск реакторов в Японии должен был, как ожидалось, стимулировать урановую промышленность … но не смог. Завершение программы США и России «Мегатонны в мегаватты» должно было стимулировать урановую промышленность … но не смогло. Глобальный «ядерный ренессанс» должен был стимулировать урановую промышленность … но его не произошло. Теперь некоторые ожидают (и надеются), что производство урана в Казахстане потерпит крах и стимулирует инвестиции и производство где-то в другом месте. Марин Катуса пишет:8

«Все дело в Казахстане, который за 15 лет вырос из страны, где практически не велась добыча урана, в крупнейшего мирового производителя, вырабатывающего 40% первичного объема производства урана в мире. [ …]Но никто не задается вот каким вопросом: Что случится с добывающим сектором страны, если он не получит реинвестирования, потому что государство использует эти поступления на финансирование социальных программ?

Я годами пишу об этом феномене в сфере добычи полезных ископаемых […], который скоро – раньше, чем ожидает большинство, – произойдет в Казахстане. Цены на уран низки, и правительство использует средства, поступающие от добывающего сектора, для субсидирования своей политической повестки дня. Опять же, в жертву при этом приносится реинвестирование. […]

Один американский управленец […] заявил мне, что провел годы в Казахстане, работая на урановых шахтах, и особенно настаивал на том, насколько плохо скажется на их объеме добычи приближающийся ценовой спад. Хочу напомнить, что то же самое происходило и в США. В 1960-х США были крупнейшим производителем урана в мире и добывали более 35 миллионов фунтов урана в год. В прошлом году в США было выработано менее 5 миллионов фунтов. Объем добычи сократилось более чем на 85%».

Источники:

  1. 4 May 2016, ‘Uranium on the rocks; nuclear power PR blunders’, Nuclear Monitor # 823, https://www.wiseinternational.org/nuclear-monitor/823/uranium-rocks-nuclear-power-pr-blunders
  2. Andrew Topf, 12 Jan 2016, ‘Nuclear Renaissance Has Analysts Bullish On Uranium’, http://oilprice.com/Alternative-Energy/Nuclear-Power/Nuclear-Renaissance-Has-Analysts-Bullish-On-Uranium.html
  3. Sonja Elmquist, 8 June 2016, ‘World’s Worst Commodity Forecast to Rally as Uranium Miners Cut’, http://www.bloomberg.com/news/articles/2016-06-07/world-s-worst-commodity-forecast-to-rally-as-uranium-miners-cut
  4. Tess Ingram, 5 July 2016, ‘Uranium spot prices descend beyond decade low’, http://www.afr.com/business/mining/uranium/uranium-spot-prices-descend-beyond-decade-low-20160705-gpyupv
  5. Rhiannon Hoyle and Mayumi Negishi, 31 July 2016, ‘Japan Nuclear-Power Jitters Weigh on Global Uranium Market’, http://www.wsj.com/articles/japan-nuclear-power-jitters-weigh-on-global-uranium-market-1469990663
  6. Bejamin Leveau, 29 April 2016, ‘Uranium industry focuses on costs as supply glut continues’, http://blogs.platts.com/2016/04/29/uranium-cost-supply-glut/
  7. Donald Levit, 27 July 27, 2016, ‘Uranium Prices Remain Below Cost of Production, Recovery is Years Away’, http://www.economiccalendar.com/2016/07/27/uranium-prices-remain-below-cost-of-production-recovery-is-years-away/

8. Marin Katusa, 26 June 2015, ‘The Future of Uranium: Three Major Takeaways from the 2015 World Nuclear Fuel Market Conference’, https://katusaresearch.com/future-of-uranium/

Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s