hinkley_point

Хинкли Си дали зеленую улицу: двинется ли он по ней?

NM830.4584 Если французов и китайцев может порадовать решение британского правительства дать зеленый свет проекту Хинкли Си, то для Великобритании эта сделка оборачивается катастрофой, на десятилетия обрекая страну на неоправданно высокие цены на электроэнергию и навязывая ей грязную, опасную, тупиковую технологию. Но есть надежда, что крупные экономические, правовые и технические препятствия не позволят этому проекту осуществиться.

15 сентября министерство бизнеса, энергетики и промышленной стратегии Великобритании одобрило проект строительства атомной станции Хинкли-Пойнт Си (HPC) в графстве Сомерсет на юго-западе страны.

Всего несколькими неделями ранее правительство под председательством Терезы Мэй приостановило подписание соглашения с французской компанией EDF, предполагающего выделение комплекса субсидий, который обойдется британским потребителям электроэнергии в сумму от 30 до свыше 100 млрд фунтов (35‒117 млрд евро, 39‒130 млрд долл.) в течение 35 лет после запуска нового реактора.

Этот внезапный шаг получил широкое одобрение из-за широкого спектра проблем, связанных с проектом HPC, таких как:

  • его очень высокая стоимость: цена электроэнергии более чем вдвое превышает нынешнюю оптовую цену на электроэнергию и еще значительно больше превышает нынешнюю цену электроэнергии даже от такого дорогого вида возобновляемой генерации, как ветростанции морского базирования;
  • опасения по поводу безопасности в связи с участием Китая в важном элементе инфраструктуры Великобритании;
  • отсутствие хотя бы единственного примера действующего где-либо в мире реактора EPR;
  • серьезные задержки, перерасход бюджета и технические проблемы на всех местах строительства реакторов EPR;
  • низкая ценность строительства HPC для британского энергоснабжения в новой эре децентрализованных «умных сетей».

Однако получивший добро министра энергетики Грэга Кларка проект HPC остался той же самой сделкой, в частности ее цена осталась без изменений. Единственное различие обнаруживается в том, что в заявлении министерства энергетики сообщается о мерах, принимаемых для того, чтобы правительство могло «предотвратить продажу контрольного пакета акций, принадлежащего EDF, до завершения строительства без предварительного уведомления и согласия министров».

Что Франции и Китаю хорошо, то Великобритании ‒ смерть? Эффект Брексита

Премьер-министр Мэй, несомненно, попала под сильное давление со стороны как французского, так и китайского правительств, заинтересованных в реализации проекта HPC.

Что касается Франции, реактор EPR обошелся контролируемым французским правительствам компаниям EDF и Areva в бесчисленные миллиарды евро. Четыре реактора EPR строятся во Франции, Финляндии и Китае: все ‒ с отставанием от графика на годы и превышением бюджета на миллиарды евро, а французский реактор во Фламанвилле может никогда и не приступить к работе из-за неисправности корпуса реактора. Это означает, что проект HPC для Франции ‒ последний шанс представить реактор EPR в качестве жизнеспособной и рентабельной технологии на ядерном экспортном рынке, восстановить доверие, вернуть вложенные средства.

Кроме того, проект сулит EDF очень высокую, более 10%, рентабельность инвестиций, если исходить из проектной стоимости строительства 24 млрд фунтов (28 млрд евро, 31,3 млрд долл.), что на многие грядущие десятилетия превращает его (и британских потребителей энергии) в ценную «дойную корову» для погрязшей в долгах компании.

Китай также пытается обосноваться на рынке экспорта ядерной электроэнергии, и проект HPC дает ему возможность туда проникнуть. В рамках соглашения китайская ядерная компания CGN получает преференциальный режим на строительство на АЭС Брадуэлл в Эссексе нового реактора по своей неопробованной технологии «Хуалонг», которую китайская сторона намерена предлагать иностранным покупателям.

Итак, у Китая и Франции хватает причин желать завершения сделки. А зачем она Великобритании? Ответ: «Брексит». Удовлетворяя Францию, правительство надеется заполучить в качестве своего сторонника на переговорах по выходу Великобритании из ЕС.

Что касается Китая, то Великобритания отчаянно желает заключить торговое соглашение со страной, являющейся по ряду показателей крупнейшей мировой экономикой и крупнейшим экспортером в Соединенное королевство. В частности, Великобритания надеется обеспечить бестарифный доступ к быстрорастущей китайской экономике для своих производителей и к влиятельному сектору финансовых услуг.

Можно с уверенностью утверждать, что лидеры и министры обеих стран старались оказать воздействие на Терезу Мэй и ее окружение во время недавнего саммита Большой двадцатки, подталкивая ее к одобрению проекта HPC, ‒ и что ее уступка этому давлению дорого обойдется Великобритании.

Повсеместное неодобрение

Трусливое согласие правительства на пагубную сделку встречено британской общественностью с осуждением. Саймон Баллок (Simon Bullock) из климатической кампании «Друзей Земли» утверждает: «Хинкли – это проект уходящей эпохи, который взвалит на британцев гигантские расходы на десятилетия, а радиоактивные отходы – на тысячи лет. Возобновляемые источники энергии, «умные сети», энергохранилища – вот быстроногие млекопитающие, которые оставили за флагом этого спотыкающегося динозавра. Премьер-министр должна действовать в интересах Великобритании и инвестировать в возобновляемую, не атомную электроэнергетическую сеть: таковая, при меньших затратах, создаст больше рабочих мест и меньше загрязнения окружающей среды. Это откровенно неверное решение со стороны премьер-министра».

Каролин Лукас (Caroline Lucas), одна из лидеров Зеленой партии, считает: «Совершенно абсурдно то, что правительство планирует истратить миллиарды денежных средств налогоплательщиков на этот неоправданно дорогой проект и делает это, не информируя парламент о его истинной стоимости.  И что еще более абсурдно, они делают это, одновременно сокращая поддержку более дешевых, безопасных и надежных альтернатив. Вместо того чтобы инвестировать в этот разорительный чемодан без ручки, правительству следовало бы делать все возможное для развития морской ветроэнергетики, энергоэффективности и новаторских технологий, таких как хранение энергии».

Даже представитель Лейбористской партии Барри Гардинер (Barry Gardiner),выступавший в поддержку проекта HPC вопреки желанию лидера лейбористов Джереми Корбина под давлением крупных профсоюзов, выразил недовольство тем, что цена «уж слишком высока» и что фиксированную цену в 92,5 фунта за 1 МВт-ч (установленную по уровню 2012 г. и корректируемую с учетом инфляции в течение 35 лет с момента запуска HPC) нужно «постепенно уменьшать».

Но Лукас парирует: «Позиция лейбористов по проекту Хинкли глубоко разочаровывает. С одной стороны, они говорят, что хотят децентрализованную энергетическую систему, а с другой, теперь они поддерживают строительство этого неоправданно дорогого элемента централизованной энергетической инфраструктуры. Если Корбин всерьез намерен строить энергетическую систему будущего, его партия должна перестать оказывать поддержку этому устаревшему источнику энергии».

Это все еще может не произойти

Но, несмотря на официальное решение, остаются существенные неопределенности в отношении того, будет ли HPC действительно построен; среди них ‒ оспаривание в Европейском суде невероятно щедрого пакета выделяемых проекту субсидий, несовместимых с правилами выделения государственной помощи ЕС.

Кроме того, как EDF, так и CGN, чья совместная доля в проекте HPC составит 33,5%, едва ли будут способны вложить в него значительный капитал до тех пор, пока не разрешится ситуация на АЭС Фламанвилль и не появится по крайней мере один реактор EPR, способный продемонстрировать, что реактор этого типа можно построить и эксплуатировать, ‒ а до этого еще очень далеко.

Крайне рискованный (даже если потенциально очень прибыльный) проект вызывает скепсис внутри EDF, поскольку если HPC никогда не начнет вырабатывать электроэнергию и работать надежно, он, скорее всего, обанкротит компанию. К тому же для финансирования свой доли проекта EDF должна будет выложить 16 млрд фунтов (или больше).

«Это решение вряд ли станет блестящим завершением политической мыльной оперы минувшего лета, ‒ отмечает исполнительный директор Гринпис Джон Соувен (John Sauven). ‒ Остаются огромные финансовые, правовые и технические препятствия, которые нельзя замести под ковер. Препирательства по этим вопросам могут затянуться на месяцы и даже годы. Вот почему правительство должно начать поддерживать возобновляемую генерацию, которую можно быстро вводить в строй по конкурентоспособной цене».

Ричард Блэк (Richard Black), директор организации Energy and Climate Intelligence Unit, добавляет: «Несмотря на утверждение, что принято «окончательное решение» строить Хинкли Си, проект вполне могут ожидать другие препятствия, в том числе технические и юридические сложности. Французским профсоюзам он не нравится, как и некоторым вероятным кандидатам на выборах президента Франции в следующем году; EDF находится не в лучшей финансовой форме, а французское управление по ядерному надзору исследует трещины в стали, которую использовали при строительстве аналогичного реактора во Франции. Так что решение может оказаться не таким «окончательным», как выглядит сейчас».

 

Оливер Тикел (Oliver Tickell), редактор журнала The Ecologist

Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s