Безъядерный Тайвань к 2025 году?

NM840.4627 Перед президентскими выборами в начале 2016 года Цай Инвэнь, нынешний президент Тайваня, пообещала, что все существующие в стране АЭС будут закрыты к 2025 году. Это подразумевает, что все реакторы проработают не более 40 лет и срок их эксплуатации не будет продлеваться, а четвертая АЭС в стране не будет введена в строй.

В январе 2017 года была принята поправка к Закону об электроэнергии. Статья 95 поправки гласит, что «эксплуатация всех атомных генерирующих установок должна быть прекращена к 2025 году». Обещание президента Цай стало законом. Однако есть много неясностей, которые и определят, воплотится ли эта часть Закона об электроэнергии в жизнь.

Во-первых, если Демократическая прогрессивная партия (ДПП) выиграет два следующих раунда президентских выборов и сохранит большинство в парламенте, шанс принятия еще одной поправки к статье 95 невелик.

Однако со времени своей инаугурации Цай и ее администрация подвергаются резкой критике не только со сторон оппозиции, но и со стороны многих давних сторонников ДПП. Последних встревожило, что в администрацию вошли многие бывшие члены старой гвардии Гоминьдана, что связано, возможно, с консервативными взглядами президента Цай. Гоминьдан – Китайская национальная народная партия, бежавшая в Тайвань после Второй мировой войны. Нерешительная в одних вопросах и неосмотрительная в других, Цай объединила противоположные стороны: и те, и другие недовольны и разочарованы. И хотя у оппозиции пока нет достойного кандидата, кампания переизбрания Цай не будет такой гладкой, как предыдущая. Многие полагают, что вскоре президенту придется произвести серьезные перестановки в кабинете для разрешения сложившегося положения.

Цай одобрила цель по возобновляемым источникам, с помощью которых к 2025 года должно генерироваться 20% всей электроэнергии и которые заменят собой выведенные из строя атомные мощности. Закон о возобновляемой энергии Тайваня был принят в 2009 году, вступил в силу в 2010 году. Однако бывший президент Ма Инцзю, а также и  государственное предприятие Taipower предпочитал атомную энергию, а к возобновляемой относились неприязненно. Доля производимой ветром и солнцем электроэнергии в конце 2016 года, после семь лет развития возобновляемого сектора, едва превышала 1%. Достичь 17% к 2025 году, начиная с такого уровня, – весьма трудная задача. ГЭС и станции, работающие на отходах, генерируют еще около 3% электроэнергии, и потенциал их развития невелик.

Отношение TaiPower – это ключевой определяющий фактор в вопросе о том, воплотиться ли закон о безъядерном Тайване в жизнь. Компания твердо верит в атомную энергию. Два дня спустя после победы Цай на президентских выборах в январе 2016 года TaiPower неожиданно изменила свои прогнозы относительно ожидаемой нехватки электроэнергии с высокого риска таковой на низкий в том случае, если Тайвань станет безъядерным. Однако двумя месяцами позже глава Taipower отрицал эту резкую смену курса в предсказаниях и утверждал, что не может гарантировать достаточный уровень энергоснабжения в отсутствие атомной энергии.

На четырех из шести атомных реакторов Тайваня полностью заполнены хранилища отработавшего ядерного топлива и если в случае чрезвычайной ситуации потребуется полностью освободить активную зону реактора, разместить извлеченное топливо будет негде. 1-й энергоблок АЭС Цзиньшань (АЭС-1) простаивает с декабря 2014 года в ожидании законодательных слушаний по поводу сломавшегося механизма загрузки топлива. 16 мая 2016 года взорвались, в нескольких шагах от системы водородного охлаждения, три разрядника для защиты от искровых перенапряжений генератора 2-го энергоблока АЭС Куошен (АЭС-2). Taipower еще не предоставила удовлетворительного объяснения, так что реактор бездействует. Несмотря на такие сомнительные обстоятельства, Taipower ищет любой возможности продолжать эксплуатировать свои реакторы.

В мае прошлого года компания начала периодически публиковать предупреждения о возможной нехватке электроэнергии. Поддавшись на манипуляции, министр без портфеля Чан Цзиньшэнь предложил перезапустить 1-й энергоблок АЭС-1 в качестве источника резервного энергоснабжения на случай нехватки электроэнергии спустя всего две недели после инаугурации Цай. Смысла в предложении было мало: в конце 2015 года общая установленная мощность составляла 48,7 ГВт, а пиковое потребление – менее 37 ГВт. Ветряные и солнечные мощности составляют 3 ГВт. Мощность двух простаивающих реакторов – 1,5 ГВт.

Тем не менее, опираясь на предоставленные компанией Taipower данные, премьер-министр Линь Цюань поддержал Чана. Однако того подняли на смех: атомная энергия не может быть резервной. Замечания обоих министров вызвали резкую критику как со стороны гражданского общества, так и со стороны членов Законодательного Юаня из числа ДПП. На следующий день глава правительства взял свои слова назад.

Этот инцидент свидетельствует о том, что правительство плохо понимает, какую роль Taipower играла в энергетической политике в течение последних 40 лет, а также о том, что правительство не способно контролировать компанию. Еще в начале февраля Taipower продолжала предостерегать о грядущем дефиците электроэнергии. Как однажды сказал бывший премьер-министр Фрэнк Сиэ: «Taipower часто использует в большой степени сфабрикованную информацию, чтобы протолкнуть свои интересы. Taipower часто устраивает регулярный текущий ремонт в период пикового потребления».

Каковы интересы Taipower? Наиболее вероятно, атомная энергия. Так как компания принадлежит государству, ее менеджмент не рискует бросать открытый вызов безъядерной доктрине президента. Вместо этого компания использует свой статус монополии с целью блокирования всех возможных вариантов энергоснабжения, кроме одного – атомного.

Согласно статье 6 поправки к закону об электроэнергии, «для обеспечения стабильного снабжения, генерации, передачи и распределения электроэнергии подразделения Taipower могут объединяться в контролирующий консорциум». Вместо того чтобы разделить компанию на три отдельных, как положено при либерализации рынка электроэнергии, статья 6, напротив, укрепляет монополизированное положение Taipower.

Если не будет введено в строй достаточно возобновляемых генерирующих мощностей, первой альтернативой станет увеличение сжигаемого ископаемого топлива. Taipower планирует ввод как минимум 7,4 ГВт новых мощностей на ископаемом топливе. Результатом станет рост выбросов парниковых газов в атмосферу и загрязнения окружающей среды. С учетом вступления в силу Парижского соглашения попытка увеличить выбросы CO2 идет в разрез с общемировой тенденцией в сторону углеродонейтральной экономики к середине столетия.

Кто-то может сказать, что поскольку Тайвань не является стороной Рамочной конвенции ООН об изменении климата, то ему не надо соблюдать ее правила. Что произойдет, если ввести какие-либо экономические санкции против тех, кто не придерживается глобального консенсуса? Возможно, атомная энергия опять возникнет на повестке дня?

Осуществится ли безъядерная стратегия к 2025 году, зависит от того, получит ли полноценное развитие возобновляемая энергетика. А это требует четкого плана и соответствующих отчислений из бюджета. Только приступив к тщательному планированию и практическим мероприятиям, можно будет с уверенностью утверждать, что безъядерная политика реальна. Без плана действий и должной подготовки обещание останется только обещанием.

Глория Куан-цзюн Су, профессор кафедры наук об атмосфере Национального университета Тайваня, председатель Тайваньской ассоциации матерей против атомной энергии Mom Loves, экс-председатель Тайваньского союза охраны окружающей среды

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s